02:39 

fandom Death Note, деанон

Инсулиновая терапия
Дзен, гуро и котики


Название: Благие намерения
Автор: Инсулиновая терапия
Бета: fandom Death Note 2013
Размер: драббл, 869 слов
Пейринг/Персонажи: Роджер Рувье, Квилш Вамми, L
Категория: джен
Жанр: драма, общий
Рейтинг: G
Краткое содержание: И Роджер, и Вамми любят своих воспитанников. Каждый — по-своему.

Колено ныло и тянуло: не иначе, будет дождь. Роджер поморщился, медленно, осторожно опустился на сварливо скрипнувший стул — всё в этой комнатке было таким же старым и допотопным, как он сам.
Рувье любил свой кабинет — единственное по-настоящему тихое место в огромном здании приюта, его убежище, его берлога.
Шумные, шустрые, пронырливые мальчишки обходили эту комнату десятой дорогой: самым суровым наказанием в Доме Вамми было молча провести час в потрескавшемся кресле напротив письменного стола Роджера.
Они ёрзали, закатывали глаза, ковыряли пальчиками облупившуюся обивку подлокотников, болтали ногами и тяжело вздыхали, поминутно косясь на большие круглые часы, украшающие стену. Им было невыносимо скучно.
Это наказание было много эффективнее любых выговоров, дополнительных заданий и принудительных дежурств, а главное, здорово экономило и без того расшатанные нервы наставников.
Обычно Рувье демонстративно игнорировал изнемогающего от скуки нарушителя, невозмутимо занимался бумагами, потягивая ароматный антрацитово-чёрный кофе.
Когда положенный срок истекал и мальчишка пулей вылетал в коридор, Роджер извлекал из ящика стола плоскую фляжку с ромом, отмерял колпачком привычную порцию и опрокидывал её в чашку.
Квилш всегда посмеивался над ним, журил полушутя: мол, сопьёшься. Роджер серьёзно кивал и парировал: «А кто виноват будет?»
Квилш... Как давно он не появлялся здесь — полгода? Год?
Забавно: когда Вамми исчезал на долгое время, приют для одарённых сирот сам казался Рувье покинутым детищем, сразу как-то ветшал, выцветал. Иллюзия, конечно, но яркая и навязчивая.

Когда в приюте появился L, Квилш стал буквально одержим им: новый воспитанник поглощал всё его время, и даже когда они с Рувье, словно подростки, запирались в кабинете, чтобы выкурить по сигаре, Вамми, очарованный и целиком захваченный открывающимися перспективами, способен был говорить только об L.
Роджер видел Квилша таким и раньше: так бывало, когда старинный друг увлеченно работал над новым проектом.
Учёный от бога (а Роджер, хотя никогда никому не признался бы в этом, в бога верил), Квилш погружался в исследования с головой, он просто не умел по-другому.
Но молчаливый, странный парнишка с вечно растрёпанными волосами не был машиной, и Вамми, человек холодный и суховатый, неожиданно для себя самого прикипел к нему намертво.

Прочие воспитанники откровенно ревновали: они любили Вамми, любили искренне и по-детски открыто. Каждый его приезд был событием, настоящим маленьким праздником, и дело было даже не в гостинцах, которые он, вопреки негодованию Роджера, всякий раз привозил с собой.
Дети тянулись к Вамми, Роджера же, напротив, сторонились. Нельзя сказать, чтобы его это сильно расстраивало, он никогда не стремился сблизиться с подопечными. «Разлагает субординацию», — пояснял он Квилшу.

L рос. Его способности к анализу поражали, а удивительно цепкий разум был живым, острым и алчущим, и Рувье всё чаще казалось, что приют слишком тесен для юного гения. Вамми придерживался другого мнения: L напоминал ему редкое экзотическое растение, драгоценное, но нежизнеспособное вне тепличных условий. Однако он пошел навстречу неожиданному решению L выйти в большой мир.

Роджер хорошо помнил тот воскресный день: было на редкость тепло и солнечно. Чёрный лимузин у парадной нестерпимо бликовал, шофер истекал потом, то и дело судорожно оттягивая форменный воротничок. Дети облепили окна: L был для них кумиром, почти идолом, а теперь стал и символом свободы, ведь каждый из них мечтал как можно скорее вырваться из-под опеки Роджера.
Рувье тоже наблюдал за отбытием из окна кабинета. Сам он уже успел тепло попрощаться с Вамми, L же сентиментальностью не отличался и ритуалов не признавал.
Все ждали. Показался Квилш, в каждой руке он нёс по распухшему чемодану. За ним — наконец-то — сутулая фигурка в белом.
Шофер забрал багаж, распахнул дверцу, и Вамми, коротко взмахнув рукой, скрылся внутри. Следом нырнул L — неловко, задев дверцу головой. Машина тронулась и медленно покатилась к воротам.
После этого Роджер видел L лишь один раз — тот вытянулся, раздался в плечах, но оставался таким же тощим, сутулым и нескладным. Таким же замкнутым. Таким же гениальным.

Некоторые одарённые дети из приюта «перерастали» свой талант, свой дар, и к тому моменту, как их голос переставал ломаться, а с лиц сходили угри, они становились обычными детьми. Нормальными. Роджер склонен был считать, что им повезло: они получили шанс поступить в университет, завести семью. Или хотя бы кошку. L — не повезло. Он был жемчужиной, настоящим, дистиллированным гением, невольно положившим начало неофициальной «выборке» среди других воспитанников. «Отделять зёрна от плевел» — так теперь меж собой называли свою задачу наставники потенциальных наследников L.

Атмосфера в Доме Вамми неуловимо изменилась. Дети способны безошибочно улавливать любую недоговорку, чувствовать полуправду. В конце концов Вамми принял решение: от воспитанников ничего не скрывать. Да, они — не просто дети, да, они своего рода избранные, особенные. Да, любой из них может — если, конечно, захочет — стать вторым номером. После L.
Захотели не все, и не все, кто захотел, смогли выдержать новую, скорректированную программу обучения. Кто-то сходил с дистанции и возвращался в «обычный» класс. Кто-то, как А, уходил насовсем. Это было тяжело для всех: и для наставников, и для их подопечных.

Роджер всё чаще задумывался о том, чтобы оставить свой пост: слишком большая ответственность легла на плечи. Она давила, точно каменная плита, стесняла грудь, не давала спокойно спать.
Он чувствовал: над ними сгущались тучи. Всем известно, куда ведут благие намерения — а намерения Вамми, бесспорно, были благими. Первоначальный замысел по созданию места, где дети, отличающиеся от других, смогут получить все условия для развития своего потенциала, постепенно приобрел неприятный душок. Понимал ли это Вамми? Вряд ли. Осознавал ли это L? Да, наверняка.

За окном зашумело. Первые капли, тяжелые и грузные, забарабанили по стеклу. Ноябрь... Роджер потёр ноющее колено, вздохнул и потянулся за фляжкой.


Название: Исток
Автор: Инсулиновая терапия
Бета: fandom Death Note 2013
Размер: драббл, 802 слова
Пейринг/Персонажи: Лайт, Саю, Сатико, Соитиро Ягами
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: Лайт рос ответственным мальчиком.

Шесть лет.

Блестящий, шелестящий свёрток был огромен. Лайт старался сдерживаться, но терпения хватило только на ленту: медленно развязав её, он распотрошил обёртку, разорвал тонкую белую бумагу... и замер: в ярком ворохе шелухи лежала большая, тяжелая энциклопедия.
Чтобы скрыть острое разочарование, Лайт открыл книгу и принялся бездумно листать плотные глянцевые страницы.
Сатико улыбалась, отец, сжав её локоть, заговорщицки подмигивал: «Я же говорил, ему понравится».

***

Семь лет.

— Я пошел!
Рюкзак был слишком велик, лямка оттягивала плечо, ворот синей маечки съехал набок. Лайт на бегу поправил его, вихрем пронесся мимо кухни и устремился к двери.
— Лааайт!
«Не успел», — обречённо подумал он и повернул обратно.
Кухня была большой и светлой, ему нравилось играть в ней. Он и ужинать предпочёл бы здесь, а не в чопорной столовой, но традиции в семье Ягами блюли свято. И ужин в столовой, вчетвером, был одной из самых главных. Даже если отец задерживался допоздна, они чинно садились за стол, чинно разламывали палочки и неспешно поглощали пищу.

Перекусы — вне закона, сладкое — строго дозировано; глядя, как клянчит внеплановую конфету младшая сестра, Лайт радовался, что равнодушен к сладкому. В этой семье еде вообще придавали слишком большое значение, но иногда Лайту казалось, что страсть матери к кулинарии была не вполне искренна, словно она пыталась заполнить ею пустоту. Ту же пустоту, которую, ожидая отца, пытался заполнить он сам, корпя над учебниками.

Сатико отерла о фартук покрытые мукой руки, и, притворно хмурясь, погрозила Лайту пальцем.
— А как же завтрак?
— Мам, я правда не голоден. Нужно идти, в школу опоздаю... — он предпринял ещё одну попытку побега, но Сатико ловко ухватила его за лямку.
— Что это на тебе надето? — она удивленно приподняла брови, рассматривая синюю майку.
— Майка, — ожидаемо ответил Лайт, и Сатико улыбнулась.
— Вот именно: майка. Синяя, — Сатико откинула со лба льнущую к ресницам прядь, и на коже остался легкий след от муки. — Поднимись к себе и переоденься. Рубашки в шкафу, я вчера погладила.
— Мам... Форму введут только через четыре года, все в классе носят майки.
— Ты, кажется, опаздывал, — она отпустила его и отвернулась к раскатанному тесту.
Спорить было бесполезно. Вздохнув, Лайт поплёлся к лестнице.

***

Одиннадцать лет.

— Последний экзамен, и средняя школа... Как быстро летит время, — Сатико ласково, но грустно посмотрела на обувающегося сына; ей нестерпимо хотелось обнять его, взъерошить мягкие, как и у Саю, волосы, поправить галстук, но она сдержалась: Лайт стал совсем взрослым, негоже относиться к нему, как к ребёнку — может и обидеться.
Соитиро кивнул, соглашаясь. Дождавшись, когда Лайт выпрямится, он положил ему на плечо тяжелую руку, сжал легонько:
— Сынок, не подведи нас.
Лайт вздрогнул: грубоватая ласка отца была редкостью, такой редкостью, что Лайт не мог решить, приятна она ему или, напротив, пугает. Но, как бы там ни было, сейчас он понимал: он не может не сдать этот экзамен. Не имеет права не сдать.
Лайт отряхнул идеально отглаженные брюки, закинул сумку на плечо и скупо улыбнулся.
— Я не подведу.

***

Четырнадцать лет.

Саю всхлипывала в своей комнате. Набрать на промежуточном экзамене всего лишь двадцать баллов — рекорд даже для неё.
Сосредоточиться на домашнем задании не получалось, Лайт с тревогой ожидал бури: с минуты на минуту должен был вернуться отец. Соитиро никогда не ругал детей сверх меры и чаще всего выказывал неодобрение грозно сдвинутыми бровями или коротким, резким «Я разочарован». Эту фразу в свой адрес Лайт слышал лишь единожды, но этого хватило: он ни разу не принёс домой отметку ниже «А».
Да, отец никогда не наказывал их, но двадцать баллов...

Хлопнула входная дверь. Лайт прислушался: приглушенный голос матери, тяжелые шаги отца на лестнице, скрип ступеней. Тихий стук, неразборчивое бормотание. Саю затихла, а через минуту до Лайта донёсся мужской смех — раскатистый, глубокий.
Лайт недоумённо повернулся на звук. Неужели... это отец?

Дверь в комнату Лайта приоткрылась, Соитиро посмотрел на окаменевшего сына:
— Лайт, помоги сестре подготовиться к пересдаче, — отец отёр лоб и весело добавил: — Она боялась, что я буду злиться, представь себе.
Лайт закрыл свой учебник, механически кивнул.
— Да, папа.
— Злиться на неё! — Соитиро снова хмыкнул, но вдруг посерьезнел. — А вот ты, Лайт — ты другое дело. На тебе ответственность. Помни об этом.
— Да, папа.

***

Семнадцать лет.

Колени предательски подгибались. Лайт привалился к кирпичной стене, одной рукой опираясь о мусорный бак, второй судорожно прижимая к себе тетрадь.
Желудок сжался тугим комком и подскочил к горлу, горечь во рту была омерзительна. Лайт переждал спазм и медленно распрямился, стараясь дышать ровно: «раз-два, раз-два...».

Убил. Он убил. Дважды! Дыхание снова сбилось, взгляд заметался по каменному мешку, в котором он укрылся. Нужно избавиться от тетради. Прямо сейчас.
Лайт отлепился от стены, трясущейся рукой приподнял жестяную крышку бака и бросил в него тетрадь. Сразу стало легче.
«Ничего не было. Теперь всё станет, как раньше. Мать наверняка волнуется, нужно идти».
Лайт сделал несколько шагов — сначала решительных, потом — неуверенных. Медленно обернулся.
«Не было? Как раньше?.. — он приблизился к баку, брезгливо столкнул крышку. — Ну уж нет». Аккуратно, носовым платком извлек тетрадь и бережно отёр её.
Это будет непросто, но он справится. Он не привык перекладывать ответственность на других.


Название: Единственная надежда
Автор: Инсулиновая терапия
Бета: анонимный доброжелатель
Размер: драббл, 939 слов
Пейринг/Персонажи: ОМП/Такада Киёми, ОЖП, упоминается Лайт Ягами
Категория: гет
Жанр: драма
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: У Такады Киёми есть причины поддерживать Киру.
Примечание/Предупреждения: non-con, насилие, групповой секс. Все персонажи являются совершеннолетними.

— И что он сказал?
Юки даже губу закусила от нетерпения, и Такада ответила, выждав для пущего эффекта небольшую паузу:
— Он сказал, что ему нравятся такие умные девушки, как я.
Юки, шедшая на полшага впереди, остановилась, и Такада врезалась в неё, выронив тетрадь для конспектов.
— Умные?.. И всё? Тоже мне, комплимент, — Юки фыркнула, выпятив губу, наклонилась за тетрадкой и подала её подруге.
Такада нахмурилась: Лайт был первым парнем, с которым у неё только-только начали завязываться отношения, а Юки была гораздо опытней. Возможно, стоит прислушаться к её советам.
— А какими должны быть, хм... комплименты?
Они медленно брели вдоль сетки, огораживающей теннисный корт — университетский парк в этот час был наводнён студентами, а им хотелось поговорить. Кроме того, новенький, на которого Юки сразу положила глаз, оказался неплохим игроком и частенько тренировался здесь.
Юки бросила быстрый взгляд вправо — корт по-прежнему пустовал, — вздохнула и повернулась к Киёми.
— Вот если бы он сказал, что ему нравятся красивые девушки...
— Но я и так знаю, что не дурна, — Такада с сомнением покачала головой.
— А то, что ты мисс-интеллект, знает весь университет, но никогда не помешает лишний раз услышать, что ты ещё и наша первая красавица, — невесело усмехнулась Юки.
Такада удивлённо посмотрела на внезапно погрустневшую подругу. Некоторое время они шли молча, а потом Юки в два прыжка обогнала Такаду и схватила за запястья.
— А знаешь, что? — глаза Юки лукаво горели. — Завтра в Аджи будет вечеринка...
— Не-е-т, — Такада попыталась высвободить руки, но Юки держала крепко, — ты же знаешь, родители...
— Знаю: родители, домашнее задание, дополнительные занятия. Но нельзя же быть такой скучной, Киёми! Один раз. Всего один раз сходи со мной, и я от тебя отстану. Клянусь! — Юки скорчила торжественную мину, и Такада, не удержавшись, прыснула.
— Один раз, — с напускной серьёзностью согласилась Такада, закатив глаза.
— Да! — Юки заливисто рассмеялась, невесомо коснулась губами её щеки и, попрощавшись, свернула с дорожки.

— Но почему так поздно? — мать встревоженно посмотрела на часы. — Почти десять. Можно было заняться лабораторной и пораньше.
— После занятий Юки нездоровилось, а сдать работу нужно уже завтра, — Такада заставила себя улыбнуться, надеясь, что её голос звучит убедительно. Она редко лгала родителям и каждый раз чувствовала себя преступницей, даже если ложь была невинной, вроде того случая с конфетами.
Мать поцеловала её в лоб, выдохнув с затаённой гордостью:
— Обещай, что родители Юки подвезут тебя домой.
— Конечно, мама, — Такада махнула рукой и с тяжёлым сердцем выскользнула за дверь.

В пакете под учебником лежало вечернее платье: черное, неброское, не слишком открытое, но элегантное. Такада ещё ни разу не надевала его, и в глубине души была рада возможности оценить реакцию окружающих: может быть, именно это платье она наденет потом на свидание с Лайтом.
Она собиралась переодеться в Аджи, в туалете. Сомнительный план, но в отличие от довольно либеральных родителей Юки мать Киёми совершенно точно не одобрила бы их затею.

Юки жила совсем рядом — квартал вниз и один поворот направо, возле старого кинотеатра. В детстве Такада частенько бывала в нём с семьёй, теперь же он, обветшавший и заброшенный, стал убежищем для крыс. Крошечный островок прошлого среди зеркальных, растущих как грибы многоэтажек.

Преодолев большую часть пути, Такада приободрилась — может быть, это и в самом деле будет весело. Нужно только...
— О! Посмотри-ка, какая малышка, Берт!
Такада вздрогнула, обернулась на голос: с противоположной стороны к ней, отбросив окурок, приближался высокий мужчина. За его спиной, из тёмного зева меж домами, показался второй — видимо, тот самый Берт.
Такада отвернулась и ускорила шаг.
— Постой, куда же ты, малышка! У нас есть кое-что для тебя, — хриплый смех за плечами подстегнул её, как плеть, и Такада, бессознательно прижав к себе пакет, побежала.
— Стой, сука!
Она летела, как ветер, но топот ног за спиной стремительно приближался. Уши заложило, сердце молотом стучало в груди, лёгкие горели; она споткнулась — каблучок застрял в решетке, — но удержала равновесие и, сбросив туфли, устремилась вперёд.
Чужая рука сгребла её волосы на затылке, дёрнула, и Такада рухнула на спину. Дыхание перехватило, а голова словно взорвалась изнутри.

Она моргнула несколько раз, привыкая к полумраку, и, застонав, потянулась к затылку. Волосы были влажными и грязными; Такада поднесла испачканные пальцы к лицу, удивлённо воззрилась на них. Кровь?.. Паника поднялась тошнотворной волной.
Нужно оглядеться, понять, где она находится... В забитое крест-накрест окно проникал свет. Такада прищурилась: светились окна домов напротив. Старый кинотеатр!

Резкий шелест заставил её обернуться: они сидели поблизости и потрошили её пакет.
— Дерьмо, здесь ничего нет, только сраная тряпка и книжка, — высокий сплюнул, отбросив учебник.
— Ничего, кое-что всё-таки есть... — второй — Берт, вспомнила она — хищно осклабился и повернулся: — Пришла в себя? Ну, раздевайся, крошка. Я знаю, японочки такие сладенькие...
Такада замерла, неверяще глядя на них: этого не может быть. Просто не может. Только не с ней.
— Ты что, оглохла? Раздевайся! — высокий навис над ней, расстёгивая свои грязные джинсы.
Второй, уже избавившийся от одежды, наклонился и одним рывком поставил её на колени. Глаза Такады расширились — прямо перед её лицом болтался мягкий, сморщенный член.
— Чего уставилась, хуя не видела? Давай, ты знаешь, что делать, — подрачивая, он подался вперёд и ткнулся в её губы.
От его паха исходил удушающий запах пота и мочи, и её тут же вырвало. Такада захлёбывалась рвотой, а они, ожесточённо матерясь, пинками повалили её на дощатый пол.

Такада смутно осознавала происходящее. Рёбра нестерпимо болели, и эта боль милосердно вытеснила все остальные ощущения на периферию сознания.
От каждого толчка она ударялась головой, перед глазами плыли алые всполохи, но она упорно не отводила взгляда от мирных огоньков за окном: там, совсем близко — люди.
Где-то выла полицейская сирена, где-то раздавались взрывы смеха, громко играла музыка. Такада вслушивалась, цеплялась за эти звуки, чтобы не слышать других, хлюпающих и непристойных.

Когда они ушли, она поднялась на четвереньки. Доползла до платья, отёрла им свой и чужой пот, кровь и стекающую по ногам белёсую жидкость. На глаза попалась грязная газета в масляных пятнах. Кричащий, жирный заголовок гласил: «Кира: убийца или единственная надежда?»


Название: Трофей
Автор: fandom Death Note 2013
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: dark!Лайт, L (частично)
Категория: джен
Жанр: юмор дарк
Рейтинг: NC-17



Деанон Death Note-тим

@темы: Эпос, Фандомное побоище, ФБ: деанон, ФБ-13, Развяжите, я больше не Наполеон. Я - Цезарь, Почеркушки, L, Fanfiction, Death Note

URL
Комментарии
2013-10-27 в 17:23 

sandor zankat
не получилось - какая прелесть
Благие намерения - классная штука... Привет из прошлого, фотография воспоминаний, переосмыслений. Вкатило, как говорится. Как-то я этот фик пропустил... может, даже лучше, что прочитал сейчас. Сам снова сползаю в эту консервацию, никак не отпустит.

Исток. Какая тоненькая завуалированная тирания. Нервы в комок.
Читал - а я давно читал, еще когда вы его выкладывали в сообщество, я не помню, почему тогда молчал - было больно. Наверное, оттого что я себе родителей Лайта вообще никак не представлял. Наверное, оттого, что я не люблю представлять родителей такими, хотя знаю, конечно, что и такие тоже бывают, и в этом даже ничего вопиющего нет. Просто так хочется, чтобы всегда было одинаково искренне, в глаза и за спинами, и детей любили так, чтобы они это видели и не искали подковырок, и то, что хорошо, было хорошо без условий.
Но вот же зараза. Так бывает. Бывает даже у тех, у кого семьи счастливые и в самом деле, так, как я вижу. Все равно не без мелочей, которые тебя вырастили под таким углом да такой формы. Мощно.

Вот про арт уже, кажется, говорил, что нравится, скажу еще раз) а еще у вас были замечательные Мэтт и Мелло)

2013-10-27 в 19:41 

Hono cho
Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности если ума нет. Эрих Мария Ремарк
Все работы шикарны! Я им очень порадовалась! И кстати Благие намерения - интуиция мне подсказала, что это скорее всего твоя работа, на счет остальных уверена не была. Ты гений! :red:

2013-10-28 в 16:03 

Инсулиновая терапия
Дзен, гуро и котики
herrjanik, спасибо!

Исток. Какая тоненькая завуалированная тирания.
Так бывает. Бывает даже у тех, у кого семьи счастливые и в самом деле, так, как я вижу. Все равно не без мелочей, которые тебя вырастили под таким углом да такой формы.

Я очень рада, что текст воспринялся именно так, как мне бы того хотелось. И за то, что «Намерения» всё-таки прочли, тоже спасибо, потому что касательно творчества по Тетрадке ваше мнение риали важно для меня :)

Hono cho, спасибо, солнц! Хе-хе, значит, всё-таки пронзила) Это приятно :sunny:

URL
2013-10-28 в 16:05 

Hono cho
Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности если ума нет. Эрих Мария Ремарк
Инсулиновая терапия, просто текст очень продуманный, философский, взрослый такой, проблемы там подняты очень уж серьезные, эдакий взгляд на благодетелей под другим углом. Поэтому я подумала, что это наверняка твоя работа )))

2013-10-28 в 16:39 

Инсулиновая терапия
Дзен, гуро и котики
Hono cho, засмущала, однако :pink:

URL
2013-10-28 в 16:51 

Hono cho
Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности если ума нет. Эрих Мария Ремарк
Инсулиновая терапия, ненене, только правда и ничего кроме правды ))))

2013-11-04 в 21:10 

R.T.F.M
Короны творят странные вещи с головами, на которые надеты.©
Наконец-то добралась до этого поста :3 Давно хожу вокруг да около, почитываю, но вот собралась с силами и тут)) Хочу уделить внимание каждой работе))

Благие намерения
Во-первых, хочу сказать, что не помню, кто такие Вамми и Рувье, но прочтению это не мешало) Запомнила только у кого какие имена и вперед))) По-началу недоумевала откуда взялось название. С самых первых строк атмосфера Англии, дождей и серых туманов, старого мрачного приюта))) Начинала читать с такой ленцой, но чем дальше, тем лучше. Сначала все ждала экшна, а затем стала проникаться текстом, вдумываться в происходящее. Вообще вот за эту фразу готова носить на руках "Некоторые одарённые дети из приюта «перерастали» свой талант, свой дар, и к тому моменту, как их голос переставал ломаться, а с лиц сходили угри, они становились обычными детьми". Это очень часто бывает в реальной жизни! На примере знакомого я очень хорошо усвоила как важно помнить об этом. А вот на этой фразе меня накрыло "Он чувствовал: над ними сгущались тучи. Всем известно, куда ведут благие намерения — а намерения Вамми, бесспорно, были благими.". Ровное повествование, не предвещавшее ничего подобного было обманчивым. И мне кажется, что самые страшные вещи говорятся обыденным и ровным тоном, не замечаемые окружающими людьми. Вроде бы и ничего дурного нет, но представить страшно сколько маленьких человечков - мальчишек и девчонок было сломано этой системой. Никогда и никто не имеет права брать на себя эту обязанность сортировки - кто способен, а кто нет. Никто не знает кого и во что превратит такой отбор. Сразу столько мыслей начинает крутиться в голове на эту тему. И если их приглушить, хотя бы на время прочтения, а до конца осталось совсем немного, в последней фразе мне лично чудится, что Роджер смутно догадывается о тех мыслях, которые крутятся в моей голове. После этого всего становится очень и очень ясно откуда пошло название. После прочтения остается ощущение, будто прогулялся под холодным дождем, окунулся в английскую серость. Это освежает и приводит в чувство. Честно говоря, я не ожидала, что по Тетрадке можно написать такую сильную вещь.
Исток
Честно говоря поняла, чем между собой связаны эти отрывки, только после того, как перечитала название. Этот текст не зашел, к сожалению. Вроде и идея есть и исполнение отличное, но не торкнуло. Вообще родители мне представляются во многом правыми, режим и распорядок, соблюдение правил и традиций - все это очень важно. Но то, как они прессуют ребенка тем, что он ответственен, это имхо перебор. Лайт не вызывает абсолютно ничего ни в начале, ни в конце. Судя по припираниям кажется, что если бы не родители, он был бы таким же как и все - школьником со средним уровнем успеваемости и ничем не отличающимся от остальных. Опять же вспоминаются примеры из моей реальной жизни - девчонку родители держали в ежовых рукавицах - следили за выполнением домашек, за тем чтобы она помимо обязательной литературы читала дополнительно, записывали на разные курсы. В седьмом классе перестали это делать, мол, большая уже девочка, и к девятому классу отличница скатилась на тройки. Изначально, имхо, у Лайта чсв завышенное было, если бы не родители, кем бы он был. Никем, таким же как все. Но это наверное все моя нелюбовь к этому персонажу, а не только конкретно этот фик))
Единственная надежда
До мурашек по коже. Невыносимо жаль Такаду. В шапке кроме названия ничего не читала и такой конец был реально непредсказуем для меня. Очень жизненная, к сожалению, история. Врядли конечно Лайт их покарает, лица же не видел, но теперь еще больше верится в такое теплое отношение Такады к нему.
Трофей
Мне нравится как ты рисуешь :inlove: Очень здорово)) Только у Л справа виден кусочек шеи, а слева - нет)) Но это мелочи жизни)) Вообще меня немного сквикнуло, ибо Л мне очень мил, но к сожалению жестокая истина в этом есть)) А в цвете ты рисуешь? Я вроде не видела, но надеюсь, что это от того, что плохо искала :shuffle2:

2013-11-04 в 22:20 

Инсулиновая терапия
Дзен, гуро и котики
R.T.F.M, ого. Ого! Вот это отзыв. Спасибо :)

После прочтения остается ощущение, будто прогулялся под холодным дождем, окунулся в английскую серость.

О, какой интересный привкус у тебя остался. Примерно то же самое я ощущала, когда писала это. Рада, что тебе понравилось.

Честно говоря, я не ожидала, что по Тетрадке можно написать такую сильную вещь.

Думаю, по любому канону можно написать сильную вещь, тут всё от автора зависит. Даже по «Спокойной ночи, малыши», бггг.

А в цвете ты рисуешь?

Очччень редко, цвет мне пока не даётся. Разве что акварелью, тогда да. Я ни разу не артер, хотя пытаюсь учиться :)

URL
2013-11-04 в 22:42 

R.T.F.M
Короны творят странные вещи с головами, на которые надеты.©
Инсулиновая терапия, я рада, что смогла сделать приятно))

Даже по «Спокойной ночи, малыши», бггг.
Не представляю себе такого, честно :gigi:

Очччень редко, цвет мне пока не даётся. Разве что акварелью, тогда да. Я ни разу не артер, хотя пытаюсь учиться
Жалко, я бы посмотрела. Вообще мне нравятся твои работы. Здоровские /завидует/

2013-11-07 в 04:53 

Мышь_полевая
Создание чокнутое, но порой забавное.
Меня "Благие намерения" и особенно "Исток" покорили в первой же вашей выкладке. Вот просто, автор, вы молодчина, ни добавить, ни убавить. Это было очень, ОЧЕНЬ сильно. Спасибо. :red:

2013-11-07 в 11:39 

Инсулиновая терапия
Дзен, гуро и котики
Мышь_полевая, спасибо вам! Огромное спасибо.
Рада видеть вас в аватарку, Подвальный критик :friend:

URL
2013-11-07 в 18:05 

Мышь_полевая
Создание чокнутое, но порой забавное.
Инсулиновая терапия, рада взаимно. :friend:
Я вот пробежалась по Вашему дневнику и дико жалею лишь об одном: что такой автор, как Вы, не пишет по моим любимым фандомам, увы. :D

2013-11-07 в 18:39 

Инсулиновая терапия
Дзен, гуро и котики
Мышь_полевая, а какую траву курите Вы? Кто знает, может быть, я к ней прикладывалась :)

URL
2013-11-08 в 03:58 

Мышь_полевая
Создание чокнутое, но порой забавное.
Инсулиновая терапия, да вряд ли. :) Я в основном "Призрака Оперы" курю, да еще немного классическую и фантастическую литературу.

   

Додзё с маджонгом и юдзё

главная